пятница, 15 января 2016 г.

Еврейское счастье. Никогда больше

Продолжаем смотреть фильм "Еврейское счастье". 
Сильная серия про Холокост. Ждала ее с самого начала. Было интересно, как покажут Яд ваШем, ведь там запрещено снимать. Но для журналистов, видимо, запрета нет.
Наверное, завтра покажут и Аллею Праведников, и детскую комнату, где читаются имена погибших детей, висят их фотографии, горит свеча, которая отражается в тысяче зеркал, создавая иллюзию звездного неба, которое символизирует каждого ребенка, чья звезда зажглась на небе и будет гореть там всегда, потому что имена их буду читаться всегда и не будут забыты.Имена читаются день и ночь без перерыва. Это не запись. Их на самом деле читают.
Также отдельная история Януша Корчака, которую, наверное, знают все. В Яд ваШем находится памятник ему и его мальчикам. 
Все экспонаты в Яд ваШем взяты из лагерей. Абсолютно все, кроме ворот с надписью "Труд освобождает". Я пробовала представить себя на месте узников, когда идешь по мостовой Освенцима, видишь фонарь, телегу..И у меня не получается. Довольно трудно вообразить, что все это было на самом деле, что по этой дороге шли люди, заключенные. Что обувь, которая хранится под стеклом, принадлежала людям, которых теперь нет, их убили, жестоко сожгли в камерах. Музей кажется не таким уж огромным, но информации там уйма. Наверно, за день не обойти. Через 2 часа уже начинаешь чувствовать усталость и обнаруживаешь себя только в самой середине. Чтобы послушать всех, кто вещает с экранов, посмотреть все хроники надо очень много времени и сил. Силы даже нужнее, потому что вся эта атмосфера высасывает энергию из человека. На входе можно взять себе аудиогид, который будет направлять от экспоната к экспонату. 
Не могу сказать, что я чувствую скорбь, когда нахожусь в этом месте. Скорее, сильную ненависть и тошноту, когда смотрю на немецкие флаги. В голове запечатлелся кадр с одного из экранов, когда мать отводят в одну сторону (она будет работать), а ее ребенка лет пяти - в другую (он ничем не может быть полезен и через несколько минут или часов его убьют вместе с другими "бесполезными"). И вот этот ребенок, конечно же, бежит к матери, а она - к нему. И их растаскивают в разные стороны. И ей потом с этим жить, зная, что ее ребенка убили, а она не могла его защитить. Абсолютно безвыходная ситуация, которая, как оказывается, бывает. И нацисты.. Они же люди, у них, вероятно, есть дети. Как они могут в этом участвовать? Абсолютная загадка. В музее нам рассказывали о том, что в Германии шла буквально пропаганда того, что арийцы - высшие люди, только они имеют право на жизнь, остальные должны им служить или быть истреблены. У каждой немецкой семьи дома было радио (выдавали бесплатно), настроенное на единственную волну, на которой только и восхваляли арийцев. А мы говорим СМИ не зомбирует. Еще как!
Евреев же называли паразитами на теле общества. Даже картинка есть в музее. Тоже стоит перед глазами: земной шар и на нем гусеница с длинным носом.
В Израиле очень трепетно относятся к Холокосту, все факты, события, имена людей собирают со всего мира по крупицам.
В музей привозят школьников 11 классов. В 12 классе государство спонсирует (возможно, частично) поездку для школьников в Польшу, лагерь Освенцим. 
Посмотрев эту серию, я поняла, почему здесь так воспитывают детей. Почему им предоставляется полная свобода, никто не смеет их притеснять. И права свои они знают с первого класса. Видимо как раз для того, чтобы не повторилось больше такое. Молодого израильтянина не заставишь делать что-то против своей воли, он не станет. Слишком долго весь народ был тих, послушен, угнетен. Согласна с Иваном. Если собаке говорить, что она свинья, в конце концов она захрюкает. Вот и евреям постоянно твердили, что это недонарод. И поверили. С одной стороны, становится стыдно за предков. С другой, разве я бы вела себя иначе? Нет. Я стеснялась долгое время того, что я еврейка. Мне казалось, что это стыдно. Брат моей подруги с насмешкой в голосе говорил: Там еврейка твоя звонит., если я ей звонила домой. И мне становилось стыдно. Я стыдилась. В Израиле я себя не ощущаю еврейкой, потому что для местных я русская, но я поняла, что стыдиться нечего. Это окончательно до меня дошло только здесь. А некую гордость за то, что я еврейка, я почему-то ощутила, когда одна из моих знакомых сказала: Нет, ты не еврейка, ты русская, ненавижу все еврейское и дружить бы с еврейкой не стала.
И я ей сказала: Таки нет, дорогая, я еврейка, и тебе с этим придется смириться. 
Даже не гордость, конечно, а осознание себя, как части другой, не менее великой нации.
Сильная серия, с нетерпением жду продолжения завтра